дзен Россия. 21-й Век

Войти

Самый опасный человек для Евросоюза...

Когда вечер опустился на город Альцано Ломбардо в северной Италии в одно из воскресений в начале сентября, около 2000 человек собрались под большим навесом на площади. Ожидающая толпа уже была перегрета, когда  ведущий через громкоговоритель, перекрикивая музыку, объявил: “Il capitano sta arrivando!”— Капитан идет!

Иль капитано - Маттео Сальвини—крайне правый министр внутренних дел Италии, чей стремительный взлет в течение последних шести месяцев перетряхнул истэблишмент Европы и грозит концом политической системе, которая пошатнулась под напором популистской волны за последние три года.

Когда Сальвини, наконец, вышел на сцену из темноты в джинсах и своих фирменных зеленых кроссовках, толпа приветствовала его. В течение почти двух часов, держа банку пива в руке, он говорил с аудиторией о том, как важно и нужно прекратить тотальный контроль над жизнями простых людей со стороны безликих бюрократов Европейского Союза. "Итальянцы прежде всего!- его клич подхватила толпа, крики "Ура" и аплодисменты подтвердили единство собравшихся.

Итальянские выборы в марте нанесли унизительное поражение традиционным партиям страны и заставили Сальвини взять ситуацию в свои руки. Он решил объединить свою ультраправую партию - Лигу - с победителями - анти-истеблишментским Пятизвездочным движением.

Популистская коалиция представляет собой новую эру в знаменитой капризной политике этой страны. Сальвини взялся за тяжелую работу министра внутренних дел и теперь отвечает за полицию, национальную безопасность и иммиграционную политику Италии.

Он не является главой правительства Италии—эту работу выполняет Джузеппе Конте, возглавляющий движение Пять звезд, - но ему это и не нужно. Парад иностранных сановников, выстраивающихся в очередь, чтобы встретиться с Сальвини, не оставляет никаких сомнений в том, кто здесь бьет по воротам. Сальвини сейчас рассматривается как самое влиятельное лицо исполнительной власти Италии.

Однако амбиции правого лидера простираются далеко за пределы его страны - и это то, что пугает традиционную Европу. Многие считают его лидером, способным объединить большую группу популистских, националистических партий в Европе...

Бывший главный стратег Белого дома Стивен Бэннон встретился с Сальвини в Риме, чтобы обсудить создание жесткой коалиции популистских партий по всей Европе для победы в выборах в мае следующего года в парламент Евросоюза, способную сокрушить неолиберальные и центристские партии, которые возглавляли Брюссель на протяжении десятилетий.

Бэннон сообщил после встречи с Сальвини, что его новая брюссельская организация под названием "Движение" стремится захватить достаточно мест для правых популистов в Европейском парламенте на выборах в следующем году, чтобы позволить им - по крайней мере - блокировать любые дальнейшие усилия по интеграции ЕС!

Популистская волна в Европе неуклонно развивается на протяжении последних нескольких лет. Некоторые полагали, что она уже достигла своего максимального уровня и пойдет на спад после решения Великобритании о выходе из ЕС в июне 2016 года, особенно после того, как глобалист Эммануэль Макрон победил ультраправого лидера Марин Ле Пен в прошлом году на выборах президента Франции...

Но европейские правые националисты не исчезли в безвестности. В Венгрии, Дании, Польше и многих других странах они потихоньку занимают места в парламентах, где получили значительное число голосов. В Германии крайне правая Альтернатива для Германии (Афд) стала официальной оппозиционной партией. Австрийская партия Свободы теперь является частью коалиционного правительства. Даже одна из самых либеральных стран Европы - Швеция - оказалась не застрахована от популизма - ультраправые шведские демократы выиграли рекордные 17,6% голосов в сентябре. В каждом случае послание популистов, встреченное населением с энтузиазмом, было одно и то же: более защищенные границы, резкое уменьшение количества мигрантов и снижение влияния олигархата на жизнь простых людей.

Эти политики пока не выступают за то, чтобы следовать за Великобританией на выход из ЕС. На самом деле, для европейских лидеров  страшнее, что они выступают за то, что, возможно, более опасно для интегрированной Европы - обуздание открытых рынков и открытых границ, а также уменьшение влияния Брюсселя в вопросах внутригосударственных дел, таких, например, как государственные расходы. Если они добьются успеха, они переделают континент. И это у них получится с большим шумом, чем сейчас это делает Сальвино. 

 каменск-уральский италия

Сторонники Северной Лиги на митинге против иммигрантского “нашествия”, Милан, октябрь 2014 года

Сальвини в своем кабинете внутри Дворца Виминале, в котором находится МВД в Риме, высокий, с круглым лицом, модной  бородкой и мальчишеские глазами, которые делают его моложе его 45-ти лет, сидит уже без пива и зеленых кроссовок, но с  красным резиновым браслетом в поддержку любимого "Милана"...

Когда Сальвини возглавил партию под названием "Северная Лига" в 2013 году, она уже практически умерла и погрязла в финансовой коррупции. Его популярность была ограничена лишь незначительным меньшинством сторонников Северной автономии.

Когда Европа начала стонать под беспрецедентным наплывом мигрантов из Ближнего Востока и Африки, Сальвини почувствовал возможность, расширение влияния Лиги на всю Италию, после чего из названия исчезло слово "северная"... Он сделал упор в агитации на разочаровании итальянцев из-за долговой экономики, отсутствия промышленного роста и 30% уровня безработицы среди молодежи и провозгласил новый ударный лозунг: “Сначала итальянцы!”

Его послание было безукоризненно своевременным. Повстанцы ворвались в вакуум, созданный годами неумелости правительств -  как правого толка Сильвио Берлускони, так и левоцентристского Маттео Ренци.

Несмотря на то, что более крупное Пятизвездочное движение финишировало первым на выборах в марте, Лига захватила беспрецедентную долю в 17,4% голосов. А за шесть месяцев с тех пор, как показали опросы, поддержка партии выросла до почти трети электората!

Движущей силой взрывного роста Лиги была иммиграция, все еще острая проблема в Европе после краха Сирии, вызвавшего самый большой исход со времен Второй мировой войны. В преддверии мартовских выборов Сальвини поставил ее в центр своей кампании.

Конечно, не обошлось без невыполнимых обещаний - например, депортировать 500 000 незарегистрированных иммигрантов из Италии -примерно столько, сколько приплыли к итальянскому берегу с 2015 года.

Предложив  мигрантам оставаться на другой стороне Средиземного моря, Сальвини сказал: a pacchia è finita - Вечеринка окончена!. Это было поддержано многими итальянцами на фоне кризиса. "У нас нет работы для итальянцев, поэтому трудно дать работу этим людям”, - говорит Симона Пергреффи, сенатор Лиги из Бергамо, - “не говоря уже о том, что они хотят навязать свою религию"...

Однако, поток мигрантов через Средиземное море значительно сократился с пика кризиса: с 1 миллиона в 2015 году до всего лишь 89 000 в этом году. Чуть более 18 000 человек прибыли морем в Италию, что на 80% меньше, чем за тот же период в 2017 году. В этом контексте эксперты говорят, что навязчивая ориентация Сальвини на миграцию не имеет большого смысла. ”Он цирковое пони, умеющее делать дишь один трюк", - говорит Даниэль Грос, директор Центра европейских политических исследований в Брюсселе. "Тем не менее, истерия усилилась”.

Как министр внутренних дел Италии, Сальвини теперь хочет полностью приостановить процедуры предоставления убежища до тех пор, пока ЕС не согласится на справедливое распределение беженцев, что является проблемой, которая годами блокируется лидерами в Брюсселе.

Он вызвал возмущение лидеров Евросоюза, блокируя высадку спасательных катеров в итальянских портах. Например, в августе, он блокировал высадку судна немецкой благотворительной организации Водолей с 629 мигрантами, после чего оно ушло в Испанию... Макрон назвал действия Сальвини "тошнотворнымы".

Несколько недель спустя Сальвини отказался разрешить 144 мигрантам, в основном африканцам, высадиться с итальянского судна береговой охраны в сицилийском порту Катании. Только после нескольких дней он позволил женщинам и детям покинуть корабль...

В соответствии с законодательством ЕС мигранты обязаны селиться в первой стране ЕС, в которой они оказались. Сальвини говорит, что это особенно несправедливо для Италии, ближайшей точки в Европе к центру нелегальной миграции - раздираемой междоусобной войной Ливии. Он говорит, что считает блокаду крупным успехом, несмотря на то, что она нарушает международное морское право, а также миграционные Конвенции, подписанные Италией. “Если это повторится, мы будем вести себя точно так же”, - говорит он.

В настоящее время в Европе четко прорисована "линия фронта": Макрон и Ангела Меркель с одной стороны; Сальвини и его союзники - с другой. В начале сентября итальянец принял ультраправого премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в родном Милане. Там Орбан назвал Сальвини своим "товарищем по судьбе“, в котором двое будут командовать одним из ”двух лагерей в Европе" — их антииммиграционной коалицией и либеральной, глобально настроенной, во главе с их заклятым врагом Макроном.

Президент Франции открыл ответный огонь: “Если они хотят видеть меня своим главным противником, - сказал он, - они правы”.

Мало кто будет утверждать, что иммиграционная политика Евросоюза работает так, как она должна работать. Но в обещаниях Сальвини освободить Италию от мигрантов, большинство которых из Африки, есть слишком много, по мнению его оппонентов, расовых и религиозных предрассудков..."История возложила на нас роль спасения европейских ценностей", - рассказывает он, перечисляя среди этих ценностей "иудейско-христианские корни, право на труд, право на жизнь".

Он также связывает мигрантов с преступностью - обвинение, которое его недоброжелатели считают расистской ложью. Опять же, он отвергает критику: "Если я смогу уменьшить количество этих преступлений и присутствие нелегальных иммигрантов, они могут называть меня расистом или как они хотят”.

Если все это звучит знакомо, это, вероятно, потому, что Сальвини черпал некое критическое вдохновение от другого разрушительного западного лидера - президента США Дональда Трампа. В 2016 году Сальвини полетел в Филадельфию, чтобы поддержать Трампа во время президентской кампании. Сальвини говорит, что как до, так и после мартовских выборов, он встречался с Бэнноном. Бывший советник по вопросам политики Белого Дома тогда призвал Сальвини создать коалицию с движением Пяти звезд, чтобы показать, что популизм является “новым организационным принципом” в Европе.

Этот новый "организационный принцип" приведет к изменениям в русле "эпохи Трампа". Сальвини, например, выступает за отмену российских санкций, которые ЕС ввел после присоединения Крыма к России в 2014 году.

”Я не вижу альтернативы  хорошему партнерству России и Европы", - говорит Сальвини, вторя часто повторяемому президентом США заявлению о том, что улучшение отношений между США и Россией было бы “хорошей вещью".

Он считает утверждения о вмешательстве России в выборы в США и Европе “смешными”. "Как и Трамп, я бы сказал, что фейковые новости распространяются 24 часа в сутки” - добавляет он.

Также, как и Трамп, Сальвини предпочитает крупным СМИ социальные медиа - хотя это чаще Facebook, а не Twitter. Во время спора о мигрантских лодках Сальвини отказался от разговора с прессой, а вместо этого опубликовал жесткое анти-иммиграционное сообщение на Facebook для своих 3 миллионов подписчиков. По его словам, его прочитали в общей сложности 8 миллионов человек. "Это гораздо большая аудитория, чем у традиционных СМИ”.

Можно сказать, что хаос в Ливии и Сирии, а также глубокая нищета в других странах Ближнего Востока и Африки, во многом привели к появлению Сальвини. Это подтолкнуло его и других националистов - единомышленников к желанию и необходимости "идти во власть" по всей Европе!

Теперь, они готовы на потенциально более радикальные действия, чем даже "брекзитеры" - переделать Евросоюз изнутри, резко изменив его после десятилетий развития. Закрытие границ для мигрантов - это только начало!

Ультраправые лидеры, такие как Сальвини, выступают против диктата из Брюсселя, установки им финансовых правил.

"У нас было три часа обсуждения по вопросам итальянской экономики", - говорит он, ссылаясь на заседание Кабинета Министров, - "И всегда с тенью Брюсселя на заднем плане - с европейскими ограничениями, европейскими правилами, европейскими цифрами”...

Выборы в следующем году в парламент ЕС, который определяет направление политической и социальной политики, проверят, могут ли Сальвини, Орбан и другие националисты создать коалицию, чтобы конкурировать с осью Меркель - Макрон.

Тем более, что в последнее время проявляются признаки разрыва - так, канцлер Германии уже вынуждена идти на уступки партнерам по правым коалициям. То, что было битвой за голоса, выглядит удавкой. Началась битва идей - и те, кто кричат громче всех, могут быть в лучшем положении...

”История идет циклически", - говорит Сальвини. "Это больше, чем противостояние правых и левых. Это противостояние элиты и народа”...

Сальвани, на самом деле, поддерживают различные слои Италии. Так, после митинга в Альцано в сентябре, многие, даже не являющиеся сторонниками Сальвани, высказывались в его поддержку: ”Все наши проблемы начались с Евросоюза", - говорит Франческа Бертуччи, 55 лет, торговец мебелью. "Он единственный, кто говорит то, что дает нам надежду на будущее”.

"Почему итальянец Маттео Сальвини - самый страшный человек в Европе". Журнал Тайм.
Автор: ВИВЬЕН УОЛТ 13 сентября 2018

Ал Михайлов

Email Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Добавить комментарий

1. В комментариях запрещены ссылки и названия сторонних интернет-ресурсов.
2. Запрещены комментарии, нарушающие законодательство РФ.
3. Комментарии, нарушающие правила, будут удалены модератором.
4. Злостные нарушители банятся навсегда.

Защитный код
Обновить

Поделиться в социальных сетях